Николай Дроботенко

Консультант по безопасности бизнеса

«Я старый солдат и не знаю слов любви!» — говорил известный киноперсонаж. Скажу откровенно – наверное, я на него похож. Похож тем, что мне так же катастрофически трудно признаваться в своих сокровенных чувствах. Но после встречи и знакомства с ЛИГОЙ не полюбить её было невозможно. И я должен это признать. С гордостью.

Однако чувства – это уже второй этап отношений. А вначале, почти десять лет назад, меня с первых же шагов работы над совместными проектами поразило следующее… Хотя, для контраста, на секунду брошу взгляд в ещё более глубокую ретроспективу.

До совместной работы с ЛИГОЙ я не раз предоставлял статьи и комментарии на правовую тематику различным деловым изданиям. Обычной практикой в них являлась вычитка поступивших материалов редакторами и корректорами, а также внесение правок в тексты перед их уходом в печать.
И вот, в одной из статей, корректор одного из солидных изданий исправил все употреблённые мной аббревиатуры УПК на… УК. Филолог по образованию, корректор просто не знал, что кроме уголовного существовал ещё и Уголовно-процессуальный кодекс, сокращённо именуемый УПК. Посему посчитал, что автор допустил ряд одинаковых опечаток, которые необходимо исправить. Тем более, что пара ссылок на УК в статье таки была – вот он и ликвидировал разнобойчик, убрав из УПК букву «П» по всему тексту, сделав всё красиво и одинаково.
… Когда я раскрыл купленный в киоске журнал, я испытал ощущение, которое до того времени не испытывал никогда. Текст со ссылками, номерами статей и сделанными из УПК выводами превратился в полную бессмыслицу. Приводимые умозаключения абсолютно не следовали из статей не имеющего ни малейшего отношения к рассуждениям иного кодекса. И под всем этим стояла моя подпись. Это был не позор корректора, который остался для читателя «бойцом невидимого фронта». Это был мой личный позор. Безусловно, постфактум у меня состоялся жесткий разговор с редакцией, хотя ничего изменить было уже нельзя. Но до сих пор я хорошо помню чувство, которое тогда испытал.

В ином случае, дав небольшой комментарий, в котором вся соль, квинтэссенция и акценты были сосредоточены в заключительном, забиваемом как последний гвоздь, предложении, я обнаружил на страницах издания мой текст с… урезанным последним абзацем. На молниеносный звонок в редакцию с гневным вопросом: «Как…?!?» прозвучал невинный, поразивший меня до немоты, ответ: «Ваш комментарий у нас в рамочку не влезал, вот мы абзац и отрезали…»

А теперь – к ЛИГЕ.
При подготовке совместной статьи к первому номеру печатного бюллетеня ЛИГАPro я не поверил своему слуху, когда услышал заданный мне вопрос: «Вы не против, если мы вот тут запятую поставим, а здесь слово на синоним заменим? Не исказит ли это вкладываемый Вами в текст смысл?» Я был сражён. Сражён деликатностью и профессионализмом людей, с которыми начал работать.
Казалось бы – речь идёт о простых, очевидных вещах. Но в наших реалиях такой подход к делу поверг в приятный шок. Именно опыт — «сын ошибок трудных» — с иными партнёрами и персоналиями сформировал во мне понимание, что означает Профессионал с большой буквы. ЛИГА оказалась командой Профессионалов. И вот тут, с первого же совместного шага, родилось Доверие. А оно уж со временем и переросло в чувство, в котором мне так сложно признаться, и с которого я начал сей спич.

Моему личному доверию и любви к ЛИГЕ уже практически десять лет. И я не вижу конца этому, начатому когда-то, отсчёту.

Back to Top